Стэ́нфордский тюре́мный экспериме́нт и размышления

сообщений: 1 / 0 новое
Стэ́нфордский тюре́мный экспериме́нт и размышления

ПСИХОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ

ИЗ ВИКИПЕДИИ

Стэ́нфордский тюре́мный экспериме́нт — психологический эксперимент, который был проведён в 1971 году в Стэнфордском университете американским психологом Филиппом Зимбардо. Эксперимент представляет собой психологическое исследование реакции человека на ограничение свободы, на условия тюремной жизни и на влияние навязанной социальной роли на поведение.

Добровольцы играли роли охранников и заключенных и жили в условной тюрьме, устроенной в подвале факультета психологии. Заключенные и охранники быстро приспособились к своим ролям, и, вопреки ожиданиям, стали возникать по-настоящему опасные ситуации. В каждом третьем охраннике обнаружились садистские наклонности, а заключенные были сильно морально травмированы и двое раньше времени были исключены из эксперимента. Эксперимент был закончен раньше времени.

Цели и средства

Исследование было заказано Военно-морским флотом США для того, чтобы объяснить конфликты в его исправительных учреждениях и в морской пехоте.

Группу, состоящую из двадцати четырёх молодых мужчин, поделили случайным образом на «заключённых» и «охранников».

Охранникам выдали деревянные дубинки и униформы цвета хаки военного образца, которые они сами выбрали в магазине. Также им дали зеркальные солнечные очки, за которыми не было видно глаз. В отличие от заключённых, они должны были работать по сменам и возвращаться домой в выходные, хотя впоследствии многие участвовали в неоплаченных сверхурочных дежурствах.

Заключенные должны были одеваться только в нарочно плохо подобранные миткалевые халаты без нижнего белья и резиновые шлёпанцы. Зимбардо утверждал, что такая одежда заставит их принять «непривычную осанку тела» и они будут испытывать дискомфорт, что будет способствовать их дезориентации. Их называли только по номерам вместо имён. Эти номера были пришиты на их униформы, и от заключенных требовали надевать туго сидящие колготки на голову, чтобы изобразить бритые головы новобранцев, проходящих начальную военную подготовку. Вдобавок они носили маленькую цепочку на своих лодыжках как постоянное напоминание о своём заключении и угнетённости.

За день до эксперимента охранники посетили короткое установочное заседание, но им не дали никаких указаний, кроме недопустимости какого-либо физического насилия. Им сказали, что обязанность состоит в том, чтобы совершать обход тюрьмы, который они могут совершать так, как захотят.

Зимбардо на заседании сделал следующее заявление для охранников:

Создайте у заключенных чувство тоски, чувство страха, ощущение произвола, что их жизнь полностью контролируется нами, системой, вами, мной, и у них нет никакого личного пространства… Мы будем разными способами отнимать их индивидуальность. Все это в совокупности создаст у них чувство бессилия. Значит в этой ситуации у нас будет вся власть, а у них — никакой.

Результаты

Эксперимент быстро вышел из-под контроля. Заключённые испытывали садистское и оскорбительное обращение со стороны охранников, и к концу у многих из них наблюдалось сильное эмоциональное расстройство.

После сравнительно спокойного первого дня на второй день вспыхнул бунт. Охранники добровольно вышли на сверхурочную работу и без руководства со стороны исследователей подавляли мятеж, при этом нападали на заключенных с огнетушителями. После этого инцидента охранники пытались разделять заключённых и стравливать их друг с другом, выбрав «хороший» и «плохой» корпусы, и заставляли заключённых думать, что в их рядах есть «информаторы». Эти меры возымели значительный эффект, и в дальнейшем возмущений крупного масштаба не происходило. Согласно консультантам Зимбардо, бывшими заключёнными, эта тактика была подобна используемой в настоящих американских тюрьмах.

Подсчёты заключённых, которые изначально были задуманы для того, чтобы помочь им привыкнуть к идентификационным номерам, превратились в часовые испытания, в ходе которых охранники изводили заключённых и подвергали физическим наказаниям, в частности заставляли подолгу совершать физические упражнения.

Тюрьма быстро стала грязной и мрачной. Право помыться стало привилегией, в которой могли отказать и часто отказывали. Некоторых заключённых заставляли чистить туалеты голыми руками. Из «плохой» камеры убрали матрасы, и заключённым пришлось спать на непокрытом бетонном полу. В наказание часто отказывали в еде.

В ходе эксперимента несколько охранников все больше и больше превращались в садистов — особенно ночью, когда им казалось, что видеокамеры выключены. Экспериментаторы утверждали, что примерно каждый третий охранник показывает настоящие садистские наклонности. Многие охранники расстроились, когда эксперимент был прерван раньше времени.

Впоследствии заключённым предложили «под честное слово» выйти из тюрьмы, если они откажутся от оплаты, большинство согласились на это. Зимбардо использует этот факт, чтобы показать, насколько сильно участники вжились в роль. Но заключённым потом отказали, и никто не покинул эксперимент.

Зимбардо решил прекратить эксперимент раньше времени.. Хотя эксперимент был рассчитан на две недели, через шесть дней он был прекращён.

Выводы

Результаты эксперимента были использованы для того, чтобы продемонстрировать восприимчивость и покорность людей, когда присутствует оправдывающая их поступки идеология, поддержанная обществом и государством. Также их использовали в качестве иллюстрации к теории когнитивного диссонанса и влияния власти авторитетов.

В психологии результаты эксперимента используются для демонстрации ситуативных факторов поведения человека в противовес личностным. Другими словами, ситуация влияет на поведение человека больше, нежели внутренние особенности личности. Этим эксперимент похож на известный эксперимент Милгрэма, в котором обычные люди подчинялись приказу вопреки своим собственным желаниям, и таким образом становились сообщниками экспериментатора.

По стечению обстоятельств, вскоре после окончания исследований произошли кровавые бунты в тюрьмах Сан-Квентина и Аттики, и Зимбардо доложил о своих наработках в эксперименте Министерству юстиции США.

 

Личные комментарии :

Эксперимент напоминает поведение в похожих обстоятельствах: охранники-заключённые, гауптвахта, казарма,  места лишения свободы, да и просто любые группы людей, связанных совместным пребыванием и деятельностью.

Данный эксперимент, как и многие другие, а равно и наблюдения за нашей жизнью, даёт ответы на многие вопросы, которые кажутся возмутительными, неправильными, противоестественными, несправедливыми и т. п.

Откуда у нас столько неравенства, лжи, насилия, непонимания, высокомерия, алчности?…

Почему наверху ведут себя так оторвано от жизни народа?

Почему самая богатая страна мира входит в двадцатку беднейших стран Европы?

Почему?  А не потому ли:

В нашем обществе казалось бы самый обыкновенный  человек, с которым ты вчера общался, что-то делал, обменивался информацией и пр., став м-а-а-леньким начальничком, вдруг резко меняет характер поведения. Ему дай кабинет побольше ( можно уплотнить других) устрой там будуар, еще и с душем, машину (если положена) обязательно престижней, или спецмашину в задовозы, отдельный сортир (отходы у него более высокого ранга?!), новую мебель, когда люди сидят на полуразваленной. Всё за казённый счёт! Он подгребает под себя весь премиальный фонд и делает зарплату себе выше, чем у буржуинов, порой при убыточности предприятия.  Он разводит кумовщину и насаждает культ собственной персоны (которую и личностью гадко называть). Канонизирует сомнительных лиц. А то вовсе негодяев. Он разъезжает по непонятным командировкам. И т.д и т.п. В общем, я начальник, и живу по «понятиям», а Законы для неудачников?

А мы? Одни возмущаются, но их пресекают. Большинство покорно терпит (синдром приобретённой беспомощности). А многие восхищаются и завидуют. Молодец! Умеет устроиться! И стараются приблизиться. Всякие контролирующие органы почему-то это слабо контролируют, а то и вовсе покрывают?

И что мы тогда хотим от высших эшелонов, если у нас под носом несправедливость безнаказанно , уверенно и перманентно живет.

«Там» президенты ходят пешком, министры ездят на велосипедах, монархи бывают в магазинах, как и все граждане. Попробуйте это у нас… Тут же мы же сами большинством создадим невыносимые условия (будем лезть  с дурацкими просьбами, или просто покривляться рядом) и окружать непониманием, осуждением ,  разгильдяйством и пр.  И поиграет наш руководящий гражданин в своего из народа, устанет, разочаруется и пуще прежнего станет давить массу, ведущую себя толпою. Уж так сложилась наша история, так мы привыкли, так живём… А ведь времена то настали, что умом то пора Россию понимать. Вот «Аршином общим не измерить» и ныне- самая богатая и большая страна.

Так и выходит, что воры учат честности, проходимцы и подлецы — порядочности,  шлюхи и потаскуны — верности, алкоголики — трезвости,  глухие — музыке, слепые — живописи, дураки — уму, и, таким образом,  до бесконечности...
И мы воспринимаем это, как нормальное явление. Мы привыкли. Мы не стараемся избавится от этого недуга, а пытаемся приспособиться или хуже — присоединиться...
Даже на сайтах в Сети. Казалось бы, чего дуракам — то? Денег не просят, в гости не лезут, к работе сверх норм не привлекают... А нет! И тут им неймётся. Шумят, орут, злятся... Чего–то не по–ихнему.

Впрочем,  Стенфордский эксперимент и история любой страны показывает, что везде как-то тоже так. Но, допустим, в Европе или Северной Америке менее контрастно и более демократично к рядовому гражданину. Хотя в сложные исторические времена… Но сколько можно сложностей? Или без них никак?

Я нисколько не претендую на истину. Тем более, что психологом не являюсь.

Знаю, что описанный эксперимент последнее время подвергается так сказать «уточнениям», или опровержениям. Но жизнь и другие опыты, увы, его только подтверждают.

Был бы рад услышать альтернативную точку зрения. Особенно, если в корректной форме.

Спасибо, что прочли.

 

Поделиться: 

Всего голосов: 0