Джордж Гордон Байрон

В колчане дьявола нет лучшей стрелы для сердца, чем мягкий голос.

Бегу от самого себя,
Ищу забвенья, но со мною
Мой демон злобный, мысль моя, —
И в сердце места нет покою.

А слава — даже слава Бонапарта —
Есть детище газетного азарта.

А жизнь древней, чем ты, чем я, и даже
Древней того, что выше нас с тобою.

В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.

Да будет свет! — господь провозгласил.
«Да будет кровь!» — провозгласили люди.

Высушить одну слезу — больше доблести, чем пролить целое море крови.

Воспоминание о пережитом счастье — уже не счастье, воспоминание о пережитой боли — это все еще боль.

Жизнь коротка, стеснен ее полет,
В суждениях не терпим мы различий.
А Истина — как жемчуг в глуби вод.

Если бы называть все вещи их настоящими именами, сам Цезарь устыдился бы своей славы.

Единственная хорошая сторона в супружестве — это то, что оно освобождает вас от друзей.

Искренна скорбь того, кто плачет втайне.

Из всех тропинок, ведущих к сердцу женщины, жалость — самая короткая.

Когда прекрасный образ нас смущает,
Нас никакая книга не прельщает.

Когда бы смерть была лишь злом — безумец!
Жить разве я позволил бы тебе?

Лишь на свободе жить любви дано.

Кто смертен, тот не должен
Искать того, что за пределом смерти.

Кто занял трон убийц — убийством правит сам.

Мне очень жаль, что наслажденье — грех,
А грех — увы! — нередко наслажденье.

Мне жаль тебя: ты любишь то, что гибнет.

На всё способна женщина, когда
Она смела, добра и молода…

Мы все шуты у времени и страха.

Мы в ненависти все отрады больше видим,
Мы любим второпях, но дольше ненавидим.

Нет, лучше сон в безвременной могиле,
Чем юность без любимой, без друзей!
А если сердце мы похоронили,
Тогда на что и жизнь, что толку в ней?

Нет Бога, кроме Бога.

Нельзя вблизи сидящих на престоле Стоять певцу.

Не раз бывал в толпе, но не с толпою…

Не могу быть гениальным все 24 часа, не останется времени на бритье.

Никто открыто действовать не смеет;
Мы наших мыслей сдерживаем бег.
Поскольку все поэты — лицемеры,
Мы принимаем вымыслы на веру.

Неужели вы думаете, что если бы Лаура была женой Петрарки, он стал бы всю жизнь писать сонеты?

Страницы