Марк Туллий Цицерон

Между добрыми людьми — все доброе

Любовь следует измерять не так, как измеряют ее молодые, то есть по силе страсти, но по ее верности и прочности.

Любовь - это стремление добиться дружбы того, кто привлекает своей красотой.

Лишь только однажды кто-нибудь даст ложную клятву, тому после верить не следует, хотя бы он клялся несколькими богами.

Лучше умереть, чем быть рабами.

Лицо — зеркало души

Лжецу мы не верим даже тогда, когда он говорит правду.

Лесть — помощница пороков.

Кто однажды перешел границу скромности, тот делается постоянно и открыто бесстыжим.

Кто не стыдится, того я считаю заслуживающим не только порицания, но и наказания.

Кто настолько глух, что даже от друга не хочет услышать правды, тот безнадежен.

Кто мужествен, тот и смел.

Крайняя строгость закона — крайняя несправедливость.

Когда нечем гордиться в настоящем, хвастаются вчерашними заслугами.

Когда гремит оружие, законы молчат.

Коварство предпочитает зло добру.

Как человек мыслит, такой он и есть (в жизни).

Как в дружбе, так и в государственной деятельности должны быть исключены притворство и лесть.

Каждый человек может заблуждаться, но упорствовать в заблуждении может только глупец.

Каждый человек — отражение своего внутреннего мира. Как человек мыслит, такой он и есть (в жизни).

Каждому свое красиво.

Каждому надо иметь свое суждение.

История — свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины.

Истинный друг должен быть нашим вторым «я»; он никогда не потребует от друга ничего, кроме нравственно-прекрасного; дружба дана нам природой, как помощница в доблестях, а не как спутница в пороках.

Истинно красноречив тот, кто обыкновенные предметы выражает просто, великие — возвышенно, а средние — с умеренностью.

Истинная дружба должна быть откровенна и свободна от притворства и поддакивания.

Истина сама себя защищает

Именно действие придает добродетели истинную ценность и достоинство.

Из двух зол надо выбирать наименьшее

И в мыслях даже не вмещается, чтобы было когда-нибудь время, когда никакого времени не было.

Страницы