Тристан и Изольда

Автор: К. А. Иванов 
В качестве иллюстраций использованы картины известных художников.
ИзольдаРоман о Тристане и Изольде принадлежит, как мы уже сказали выше, к бретонскому циклу. Вместе с "Парцифалем" роман о Тристане и Изольде является наиболее типичным и наиболее распространенным из рыцарских романов. Это обстоятельство и побуждает нас остановить на нем внимание читателей, посвятив ему отдельный очерк.
Сюжет, послуживший основным материалом для этого романа и занесенный во Францию бретонскими жонглерами, подвергся в последней четверти ХII века переработке известного уже нам трувера Кретьена де Труа. Очень скоро после этого он был занесен в Германию, где и послужил основанием для романа о Тристане и Изольде знаменитого немецкого певца Готфрида Страсбургского. Роман этот был написан около 1210 года, то есть почти в одно время с "Парцифалем" Вольфрама. Настоящий свой очерк мы посвятим изложению романа, написанного Готфридом, так как именно этот роман, по счастливому выражению Каррьера, является полным расцветом живого ростка тристановской легенды.
В стране Пармении жил молодой князь, вполне достойный царственного происхождения. Он был прекрасен собой, верен, смел, кроток и богат. Звали его Ривалином. Ривалин отправился ко двору молодого еще в то время корнуэльского короля Марка, чтобы научиться там куртуазии и рыцарским доблестям. Здесь его радушно встретили и горячо полюбили; полюбили и богатые, и бедные люди, так как он был вполне достоин этого. Полюбила его и прекрасная Бланшефлер, сестра короля Марка, сиявшая при дворе, как сияет звезда на небе. Покинутой родине Ривалина стали грозить враги. Тогда Ривалин расстался с гостеприимным двором короля Марка, чтобы ехать на защиту своей страны. Бланшефлер последовала за ним, и в Пармении совершилась их свадьба. Но недолго цвело счастье молодой четы. Ривалин был убит в бою, а известие о его смерти, совпавшее с рождением сына у Бланшефлер, погубило молодую мать: рука смерти безжалостно скосила этот чудный белый цветок. Управление страной осталось в руках королевского наместника Руаля ли Фойтенана. Чтобы война не разоряла более страны, Руаль заключил с врагами мир несмотря на его неблагоприятные условия. Он скрыл рождение принца, чтобы в тиши воспитать его для предстоящего ему великого дела - управления государством, Руаль выдает маленького принца за своего сына. Этот маленький принц и есть герой романа - Тристан; его имя, говорящее о печали, должно служить постоянным напоминанием о безвременной кончине его матери, кончине, как мы уже говорили, совпавшей с рождением сына.
Руаль и его жена Флорета горячо любят Тристана, любят его, пожалуй, еще более, чем своих собственных сыновей, и употребляют все старания, чтобы дать ему возможно лучшее воспитание. Первоначальное воспитание дано было Тристану его приемной матерью, Флоретой. Тристан

Она его так берегла,
такою бдительной была!
Благодаря такому глазу
он не зашиб ноги ни разу
и никаких не ведал бед.
Ему свершилося семь лет:
слова и всякие движенья
ему понятны, без сомненья.
Его Флорета отдала
Руалю: очередь пришла
мужскую испытать опеку.
Руаль такому человеку
его вручил, который с ним
мог ездить по краям чужим,
чтоб мальчик научился там
их непонятным языкам
и чтоб с особенным вниманьем
он свел знакомство с содержаньем
ученых книг: Тристану тут
пришлось изведать тяжкий труд.
Свободы прежней нет в помине:
пленен заботами он ныне,
что были скрыты от него.
Пору блаженства своего
он пережил, пору расцвета,
когда одну лишь радость света
своей душой он познавал,
когда он жить лишь начинал!

Изольда Приведенный нами отрывок достаточно характеризует манеру Готфрида - некоторую расплывчатость, риторичность, привычку высказывать в разных выражениях одну и ту же мысль. Из этого же отрывка мы знакомимся с тем воспитанием, которое считалось в то время лучшим. Оно представляет противоположность воспитанию Парцифаля. Последнего воспитывала его мать для уединения, стараясь удержать своего сына от всякого общения с миром. Тристан, наоборот, воспитывался для света, для светской жизни. Он не только познакомился с иностранными языками, но оказал большие успехи и в занятиях музыкой: он научился играть на различных инструментах и познакомился с различными напевами. Большое внимание ныло обращено при этом и на военные занятия, и на куртуазию. Во всех этих занятиях Тристан проявил блестящие таланты.
Как-то раз пристали к берегу иностранные купцы и выставили на морском бepeгy привезенные ими товары - оружие, соколов и охотничьи принадлежности всякого рода. Мальчик задумал сделать себе кое-какие покупки. Вдруг он замечает на корабле шахматную доску и предлагает одному из чужеземцев сыграть с ним партию в шахматы. При нем находился на корабле только один гофмейстер. Разбойников - а чужестранцы были именно разбойниками - прельстили способности и красота Тристана, и они решились похитить его, чтобы продать потом в неволю. Мальчик, увлекшись игрой, и не замечает, как корабль снялся с места и вышел в море. Несчастный мальчик очнулся только тогда, когда окончил свою игру. Тут только он понял весь ужас своего положения.

И плакать стал Тристан-бедняга,
За ним приятель Курвенал,
а друга глядя, зарыдал;
Не мог смотреть он безучастно,
Как плакал друг его злосчастный.
И подняли они вдвоем
Ужасный вой над кораблем.
Смутили всех без исключенья
Друзей рыдавших сокрушенья;
Готовы плакать были все,
Кто только был на корабле.

Друзей решили разлучить. Тристанова друга посадили в челнок и пустили последний на произвол судьбы, так как дали Курвеналу только одно весло и небольшой хлебец. Конечно, Тристан стал тосковать еще больше, чем прежде. Его тоска так досадила разбойникам, что они решили отделаться от него.
Добравшись до ближайшего берега, они высадили на нем тоскующего Тристана. Тристан очутился в суровом, негостеприимном месте: здесь были только скалы, как будто нагроможденные одна на другую, да суровое море, которое со страшным грохотом разбивало о них свои волны. Но скоро к Тристану возвратилось его самообладание, и он отправился на разведку. Ему повстречались два пилигрима; с удивлением смотрели они на одиноко блуждающего мальчика, на его богатое одеяние. Вступив в беседу с ними, Тристан скрыл от них свои похождения и выдал себя за охотника. Этот обман казался тем более правдоподобным, что из ближнего леса доносились до собеседников звуки охотничьих рогов и громкий лай собак. Тристан оказался в Корнуэльсе, на языке которого он говорит так же хорошо, как на своем родном. Скоро он встретился и с обществом охотников. Завидев егермейстера, который распоряжался около убитого оленя, он вступил с ним в разговор и изобличил как его, так и его спутников в незнании некоторых охотничьих приемов. ТристанОхотники, разрезавшие оленя, последовали его указаниям и примерам и нашли их такими полезными, что сразу же почувствовали невольную симпатию к юному, но сведущему охотнику. Они приняли его в свое общество, и все с торжеством направились к замку, где жил король Корнуэльса Марк. Здесь и поселился Тристан, так как сумел очаровать короля своими способностями, пением и игрой на арфе. Несмотря на то, что Тристану было только четырнадцать лет, король Марк сделал его своим егермейстером. Так неожиданно началась блестящая придворная жизнь Тристана. Все были в восторге от него. При дворе корнуэльского короля Тристан расцвел в прекрасного юношу.
Между тем, пущенному на волю судьбы Курвеналу удалось спастись; вернувшись на родину, он оповестил Руаля о грустной действительности. Тогда верный Руаль пустился в поиски за утерянным Тристаном. Посещая различные страны, он прибыл наконец и в Корнуэльс. Здесь он услышал о молодом оруженосце, пленившем все сердца, и его собственное сердце оживилось надеждой. Дождавшись утра, когда король Марк должен был отправиться в церковь э сопровождении всего двора, Руаль остановился в стороне, чтобы посмотреть, не найдется ли в королевской свите его возлюбленного Тристана. Его ожидание оправдалось: он узнал своего приемного сына в стройном юноше, который шел рядом с королем. Скоро они свиделись, и Тристан представил его королю Марку. Руаль сообщил королю про тайну происхождения Тристана и в доказательство справедливости своих слов показал королю драгоценный перстень. С глубоким волнением признал в нем корнуэльский король вещь своей дорогой сестры Бланшефлер. Так открылось, что юноша приходится королю Марку родным племянником.
Так как сам Марк был бездетным, то объявил своего племянника наследником корнуэльского престола. Сама радость Тристана, также узнавшего тайну, была омрачена грустью: до сих пор он считал Руаля своим родным отцом и теперь должен был отказаться от этого и сознать свое сиротство. Скоро его посвятили в рыцари. Как и всегда, это посвящение сопровождалось торжествами, а по окончании их Тристан отправился вместе с Руалем в Пармению, чтобы наследовать там отцовский престол. Нечего и говорить о радостной его встрече с Флоретой и назваными братьями. Нечего и говорить о восторге народа. Молодой король совершил в довершение всего очень удачный поход против давнишних врагов своей родины и вернул ей независимость. Но вскоре он вручил правление в руки верного Руаля, а сам отправился в Корнуэльс.
Изольда Невесело жилось населению Корнуэльса. Оно обязано было платить своему исконному врагу, ирландцам, ужасную дань: жители Корнуэльса должны были посылать в Ирландию красивейших юношей и девушек в количестве тридцати человек, и рабская, тяжелая доля предстояла последним. Это возмутило отважного Тристана, и он вызвал на поединок Морольда, брата ирландского короля, который отправил его в Корнуэльс в качестве своего посла. Победителем остался Тристан. Сраженный им неприятель заявил ему перед своей смертью, что в очень скором времени ему придется искать приюта у королевы ирландской, Изоты. И в самом деле, победитель был ранен отравленным мечом, и ему пришлось волей-неволей отправляться в Ирландию, королева которой славилась своим врачебным искусством. Тристан прибывает в Ирландию под видом арфиста в сопровождении немногих товарищей. Здесь он является при дворе королевы, играет на арфе и поет. И королева, и ее дочь, прекрасная Изольда, внимают с волнением чудному певцу. Королева узнает о его болезни и поселяет его в своем дворце, чтобы исцелить от недуга, который в противном случае мог погубить его. Живя во дворце Изоты, Тристан постоянно проводит свое время в обществе королевы и прекрасной Изольды. Изольда учится у него читать и играть на арфе. У молодых людей зарождается взаимная склонность друг к другу, но Тристан не может оставаться долее в Ирландии: он живет incognito, под вымышленным именем Тантриса, и, конечно, рискует в том отношении, что его настоящая личность может быть легко обнаружена. И королеве, и ее дочери тяжело расставаться с прекрасным юношей; нелегка разлука и Тристану, но она неизбежна. Благополучно приезжает он в Корнуэльс. Красота Изольды не дает ему покоя и здесь. Он беспрестанно говорит о ней и, кажется, не находит слов для ее восхваления. Все окружающие начинают понимать, что он неравнодушен к ней. Этим-то и хотят воспользоваться его враги - а у него нет недостатка и в таковых, - чтобы нанести ему глубокую сердечную рану, а при случае и повергнуть его в несчастье. Им очень хотелось бы лишить Тристана права наследовать престал Корнуэльса. И вот они начинают осаждать своими соображениями и советами короля Марка. Они говорят ему, что Тристан, соединив под своей властью Пармению и Корнуэльс, всегда будет оказывать предпочтение первому из этих государств. Они советуют королю Марку жениться на Изольде: тогда у него может появиться наследник престола, и Тристан будет естественно устранен от последнего. Долго колеблется Марк, долго не решается последовать совету тристановых недоброжелателей, но они одерживают наконец желанную победу в затеянной ими борьбе. Он открывает свое намерение племяннику и просит его быть сватом в задуманном браке. При этом он говорит ему, что если брак с Изольдой не принесет ему наследника, таковым по-прежнему останется он, его дорогой племянник. Тяжело Тристану исполнять поручение своего дяди. Чуткое сердце подсказывает ему, что поручение дяди принесет для него новое несчастье, а может быть, и смерть.Тристан и Изольда
Тем не менее, он не отказывается от него и отправляется в Ирландию в сопровождении блестящей свиты.
Вы помните, конечно, что Тристан жил в Ирландии под вымышленным именем Тантриса. Теперь он едет в качестве облеченного высоким доверием королевского посла; он должен открыть свое настоящее имя. Уже одно это обстоятельство бросит тень на его прежний образ действия. С другой стороны, ирландцы увидят в нем убийцу Морольда. На это-то обстоятельство и рассчитывали враги Тристана. Наконец, тяжело Тристану сватать своему дяде прекрасную Изольду, так как он уверен в том, что Изольда любит его самого. Несмотря на все трудности своего положения, Тристан замечательно удачно преодолевает их. Население Ирландии вместо ненависти питает к нему благодарность за то, что он умертвил дракона, опустошавшего всю страну. Само поручение он исполняет прекрасно благодаря своему дипломатическому искусству. Снаряжается корабль, на котором должна уехать из своей страны прелестная невеста. Только одну ее не мог удовлетворить Тристан; только она одна ненавидит его, и мы знаем - за что, но она показывает вид, что питает ненависть к Тристану за убиение ее дядя, Морольда.
Изольда Наконец настал день отъезда. Среди женщин, сопровождающих Изольду, находится и ее няня Брангена. Королева отводит ее перед отъездом в сторону и вручает ей склянку, в которой заключается любовный налиток: его должны выпить Изольда и король Марк для того, чтобы любовь соединила их. После этого Тристан ведет Изольду на корабль, в последний раз раздаются в воздухе и встречаются приветствия отъезжающих и провожатых, и корабль, отплыв от берега, скоро исчезает из виду.
Изольда относится к Тристану по-прежнему враждебно, и только ее одиночество и скучная жизнь на корабле во время продолжительного плавания заставляют ее терпеть его присутствие.
Как-то раз Тристан сидел в кругу женщин; Брангены не было между ними. Тристану захотелось пить. Одна из девушек, не зная, что делает, принесла заветную склянку и дала выпить из нее Тристану и жаждавшей Изольде. Брангена пришла слишком поздно, после того как роковое дело совершилось. В ужасе схватывает она склянку и выбрасывает ее с остатком волшебной влаги за борт корабля. Но волшебное зелье уже оказало свое действие на Тристана и прекрасную Изольду.

Как говорить о том я стану,
Что испытать пришлось Тристану
И милой деве, лишь они
Напитка выпили одни?
Любовь, искуснейший ловец
Всех человеческих сердец,
Несокрушимая любовь
Вошла в сердца, проникла в кровь.
Им не ясна была та сила,
Что их себе поработила;
Они бороться не могли
С могучей силою любви.
На месте том, где победила,
Она победный стяг вонзила,
И два созданья волшебством
Единым стали существом.
Одни и те же - чувства их;
Изольды гнев совсем утих,
Исчезли мигом и следы
В груди таившейся вражды –
Лишь греховодница любовь
Волнует молодую кровь.
Близки по чувству своему –
Изольде он, она ему;
Вперив один в другого взгляд,
Как будто в зеркало глядят
Тристан с Изольдой в то мгновенье:
На лицах то же выраженье,
И бьется сердце в них одно.

Любовь связала их в тесный союз. Они позабыли о прошедшем, не думали о будущем и жили одним только настоящим с его неиссякаемым блаженством.
Но вот показались на горизонте береговые очертания Корнуэльса. Будущее грозно предстало перед виновными. Они боялись его, смотря на приближающиеся берега. Все трое - Тристан, Изольда и Брангена - заключили в виду этих берегов тесный союз, решившись призвать на помощь и хитрость, и ложь.
Марк, ничего не подозревая, женится на Изольде, но последняя по-прежнему страстно любит своего Тристана, а Тристан - ее. Они дорожат своим счастьем и принимают всевозможные меры, чтобы скрыть его от посторонних взоров. Но положение их очень тяжело, так как за ними зорко наблюдают. Сам добродушный и слишком доверчивый король прозревает истину, но виновные действуют так искусно ради своего счастья, что им удается успокоить его. Но молва, переходя из уст в уста, растет все более и более, и дело доходит наконец до того, что становится необходимым прибегнуть к Божьему суду для доказательства невиновности Изольды.Тристан и Изольда Чтобы доказать свою невиновность, Изольда должна пройти босыми ногами по раскаленному железу. Испытание в высшей степени тяжелое, но любовь одержала победу и здесь. Тристан нарядился бедным пилигримом и явился в таком виде ко двору. Изольда требует, чтобы этот пилигрим привел ее на место, где должно произойти состязание. Никто не подозревает истины. Переодетый Тристан берет Изольду на руки и переносит ее на указанное место. Тогда Изольда объявляет во всеуслышание, что ее никогда не обнимал никто, кроме мужа и перенесшего ее на место Божьего суда пилигрима. Задолго до иезуитов здесь проявилась та черта человеческого духа, та изворотливость, которые в XVI веке были санкционированы уставом ордена Лойолы. Формальная правда соблюдена, и прекрасная Изольда проходит без всякого для себя вреда по раскаленным полосам железа. Божий суд оправдал ее, честь Изольды спасена в глазах людей. Король Марк возвращает свою милость Тристану и Изольде и грозит строгим наказанием всякому, кто вздумает распространять неблагоприятные для них слухи. Любовь торжествует.
В упоении своей любовью виновные начинают терять всякую осторожность, которая до сих пор сопровождала все их действия. Наступает момент, когда и король Марк должен был воочию увидеть то, что давно уже видели другие. Глубоко огорченный король отпускает жену и племянника: они могут уйти, куда им угодно, лишь бы только не оставались при его дворе.
Тристан и Изольда уходят в глубину леса и поселяются в пещере. Счастье их на лоне природы не знает пределов. Их привыкают видеть олени и лесные птички, так как новые обитатели леса не трогают их и не мешают им пить воду из прозрачного ручья, который бежит шаловливо перед самой их пещерой. Это поэтическое место совершенно случайно посетил охотившийся в лесу король Марк и, не подозревая близости Тристана и Изольды, заглянул в их пещеру. Они мирно почивали, увенчанные цветами. Любящее и доброе сердце Марка было живо тронуто этим неожиданным зрелищем, Он посоветовался со своими приближенными и с их согласия вернул преступных к своему двору. Он все еще любит Изольду, несмотря на то, что она любит другого.
Тристан и ИзольдаТогда Тристан расстается с Изольдой и хочет охладить странствованием сжигающий его жар любви. Он посещает свою страну, Пармению, бросается в поединки и битвы, но не достигает желанной цели. Такова сила рокового напитка. Случайность приводит его к другой Изольде, Изольде с белыми руками, как ее называют. Она - дочь одного из князей, которому он помог своим войском. Она и молода, и прекрасна, и любит его. Ее брат становится другом Тристана. И отец новой Изольды, и ее брат желают соединить их брачным союзом. Само имя красавицы привлекает Тристана, но в то самое мгновение, когда новая Изольда смотрит на него, ему видится неотступно преследующий его образ другой Изольды, и он отвращается от Изольды с белыми руками: он не в силах изменить старой, всемогущей любви. На этом эпизоде и обрывается роман Готфрида Страсбургского.
Остановила ли безжалостно руку поэта всесильная смерть или сам поэт нашел наилучшим закончить этим эпизодом свое произведение, мы не знаем.
Необычайно интересный сюжет и некоторое колебание Тристана, изображенное Готфридом в конце написанного им произведения, вызвали продолжателей. Такими продолжателями были Генрих фон Фрейберг и Ульрих фон Тюргейм. Вот как продолжает фабулу последний из двух названных певцов.
Колебания Тристана кончились тем, что он женился на Изольде с белыми руками. Но, сделав роковой шаг, Тристан чувствует, что не может быть мужем новой Изольды. Он хочет найти успокоение в охоте, в бесцельном блуждании по лесам. Всюду сопровождает его брат новой Изольды, Каедин, которому он поверяет свои чувства и мысли. Раз, когда они отдыхали в лесу после охоты, к Тристану явился оригинальный посол. То была серна, бывшая когда-то свидетелем их счастья в лесу. Изольда, вернувшись во дворец, захватила с собой и ее и держала при себе на память о былом. Серна бросила на колени Тристана записку от королевы Изольды и скрылась из виду. В записке королева звала Тристана, так как она, по ее словам, умирала от тоски и томления. Получив весточку от Изольды, Тристан забыл свою новую связь и направился в Корнуэльс. Его неразлучный друг, Каедин, поехал вместе с ним. Эта поездка была небезопасной, так как Тристан был изгнан из Корнуэльса и лишен наследства своим дядей. В первый раз после тягостной разлуки Тристан увидел Изольду на королевской охоте. Он прибегает к различным уловкам, чтобы свидеться с королевой, для чего наряжается нищим, оруженосцем и наконец шутом. Но враги его бдительны. На несчастье Тристана, Каедин увлекается одной интригой, которая приводит его к поединку и к смерти. Огорченный потерей единственного друга, сам тяжко раненный, Тристан покидает Корнуэльс, увозя с собой труп Каедина. Он чувствует, что и его конец близок: теперь ему уже не вылечиться от раны. Прибыв в Арундель, Тристан посылает верного слугу к королеве Корнуэльса, приглашая ее посетить его. Он хочет увидеть ее еще раз прежде, чем перестанет жить. Он просит посланного, чтобы он в случае возвращения своего с королевой Изольдой поднял на своем корабле белый парус, в случае же ее отказа приехать в Арундель - черный парус. Королева Изольда, как и следовало ожидать, решила исполнить просьбу возлюбленного Тристана: тайно покинула она дворец своего мужа и взошла вместе с посланцем Тристана на прибывший за ней корабль. Тристан, испытывая большие мучения, с необычайным волнением ждет его возвращения. У постели безнадежно больного сидит его жена, Изольда с белыми руками. Она знает, что ее присутствие тяжело Тристану, и мучается ревностью. Из раскрытого окна комнаты видно море, И вот на горизонте показывается корабль. Узнав об этом, Тристан спрашивает у своей жены, какого цвета парус корабля. Злоба и ревность пробуждаются со всей силой в душе Изольды с белыми руками, и она прибегает к роковой лжи: "Черный, - восклицает она, - черный, как уголь!" Услышав эти слова, Тристан умирает. Его тело выставлено в соборе. Узнав о смерти Тристана, Изольда Корнуэльская испытывает страшные сердечные муки. Войдя в собор, она кидается на гроб Тристана. Но скоро появляется Изольда с белыми руками: она не хочет уступить своего места другой Изольде, не хочет уступить и мертвого Тристана, и между двумя Изольдами завязывается горячий спор, во время которого Изольда Корнуэльская умирает, склонившись над дорогим для нее гробом. Скоро является сюда и король Марк. Он быстро погнался за своей женой, узнав о ее побеге. В то же время он узнал и о причине роковой страсти Тристана и Изольды, о волшебном напитке, который был выпит ими по недоразумению. Они не могли поступать иначе, в их поступках не проявлялось личной воли, не было того, что делает известный поступок преступлением. Все понял своим благородным сердцем король Марк и несся за своей женой, чтобы простить и ее, и Тристана, но злой рок решил дело иначе. Марку оставалось только проливать искренние, горячие слезы над несчастными существами. Он увез их трупы с собой, основал у себя монастырь, чтобы доставить спасение их душам, и похоронил тела Тристана и Изольды в монастырском саду. Над могилами их была посажена виноградная лоза и шток-роза. Они густо разрастаются, сплетают свои ветви и бросают отрадную тень на могилы Тристана и Изольды, не разлученных и самой смертью.
"Тристан Готфрида, - говорит Каррьер, - блестящий, ясный образ ненарадующегося светом ловкого рыцаря, мастерски владеющего и арфой, и мечом, уже по самому своему рождению и прозвищу обречен на горе, на жизнь в царстве печалей. Он постоянно носит в сердце грусть при неизменном, однако ж, счастье: достающееся ему на долю блаженство любви - противозаконно, а потому запутывает его в неисходную борьбу с совестью; он любит жену дяди, и, когда решается подать руку другой Изольде, перед ним неотразимо стоит образ его милой. Так точно и в груди Изольды чувство родственного долга, требующее кровной мести за убитого дядю, борется с благодарностью к Тристану, ее избавителю. И когда оба они опорожнили кубок волшебного зелья, тогда сердце Изольды трепещет и бьется между девственной стыдливостью и неодолимым влечением, как птичка порхает по намазанному клеем прутику и никак не может от него отстать; а в Тристане чувство любви борется с чувством чести, с долгом верности королю и дяде, которому он обязан доставить невесту, бесценную для него самого". Соглашаясь с этим анализом, мы считаем необходимым оговориться по поводу выражения "Тристан Готфрида". Мы уже знаем, что образ Тристана принадлежит не Готфриду, а заимствован им из Франции во всей его полноте.
Таким образом, в содержании легенды о Тристане, излагавшейся и французскими, и немецкими поэтами, резко выступает элемент истинного драматизма. В ней широко трактуется один из вопросов, часто дебатировавшихся в средние века на тех собраниях, которые подали повод к образованию легенды о судилищах любви.
Анализируя далее содержание пересказанных поэм о Тристане и Изольде, мы можем прийти к следующим общим выводам, составляющим как бы их основные идеи. Истинного брака не может быть без любви, на которую отвечали бы обе стороны. Брак любящего Изольду и нелюбимого ею Марка, а также и брак Изольды Белоручки и Тристана, не удовлетворяющий тому же основному требованию, являются искаженными союзами, в которых непременно страдают или одна из сторон, или в разной степени и обе стороны. С другой стороны, истинная любовь, нелицемерная и прочная, настолько всемогуща, настолько стремительна, что рушит все преграды, попирает всякое право и всякий закон. Но, поставленная в ненормальные условия, она тянет человека вниз, низводя его со степени героя в положение заурядного смертного, который пускается на всевозможные хитрости, не гнушается никаким обманом, не останавливается ни перед каким вероломством, чтобы насладиться близостью любимого, но запретного существа.

Поделиться: 

Комментарии