Девяностые. ("С миру по нитке". Цикл рассказов).

Аватар пользователя Олег Наум

Девяностые.
 
Девяностые годы были злыми, голодными и полными новых ощущений. В метро стало грязно, везде стояли люди, которые чем-то торговали. Очень много нищих. Когда я впервые увидел их, мне было их жалко, и я насыпал мелочи в их шапки. Но в последствии я решил подавать только около церкви. Сейчас много профессиональных нищих, которые возможно зарабатывают, таким, образом, гораздо больше чем я. Один случай до сих пор у меня в голове. Метро “Проспект мира”. Я по эскалатору спускаюсь вниз. Картина маслом. Бедный убогий калека сиротливо прижался к стенке, в его глазах боль и унижение. У калеки нет обеих ног, он передвигается на деревяшке с колёсиками, отталкиваясь руками. Этот несчастный прижался к стенке, чуть не плачет. А рядом здоровый мужчина, служащий метрополитена, с веником. Служащий метёт от калеки мелочь, его шапку. Затем, ухмыляясь, сгребает это всё в мешок и уносит. Что тут можно сказать? Мало того, что нищий без ног, судьба с ним жёстко обошлась. Его лишили выручки и его шапки. Нищий мог бы как-то покушать, утолить голод. А тут... Эх. Я спустился с эскалатора и засунул мелкую купюру нищему в карман его рваной серой куртки.
- Спасибо сынок!
Я шёл, и мне было горько. Максим Горький писал, что человек, это звучит гордо. Но, похоже, он ошибался.
 
В тамбуре электрички было накурено, народа ехало много. Я протиснулся в дверь, нашёл свободное место и сел. Стал читать журнал “Техника молодёжи”. Пришло, время выходить. Народа было уже меньше. В тамбуре стоял совершенно пьяный мужик и справлял нужду. Брызги разлетались повсюду.
- Мужик, может ты поаккуратней как ни будь.
- А чё такого? Я меткий в тебя не попаду!  Гы-гы-гы! Я кое-как прошёл к дверям на выход. У меня испортилось настроение. Мне было противно. Этот пьяный мужик – дегенерат. Он нагадил мне в душу. Ладно. Зато на улице отличная погода. Светит солнце. 
Жизнь продолжалась. 
Человек - это звучит гордо!
Я горд, что я есть, я живу и у меня,всё как у людей.

Иду по переходу. Никого не трогаю. В углу стоит недолюбленный растаман. Между ног зажат африканский барабан.
- Аргентина - Ямайка 5:0.
На полу хиповская, цвета радуги, шапочка.
Растаман улыбается во все 32 а свои пожелтевшие зуба.
Кидаю мелочь. Иду дальше.
Слышу в спину.
- Сенк ю!
Думаю, - "Надо же по - английски шпрехает"...
Постепенно замечаю, что опять думаю о своей новой знакомой с которой пересёкся на концерте "КиШ".

Смех её всё звучит,
И звенит,
В голове у меня.
Смех её - боль моя.
Смех её - краски дня.
Смех такой,
И шумит и гремит.
Глаза манят,
И блестят волоса.
Ласковый глас,
И встаёт у меня.

Иду. В ушах плеер. Иду обратно. В тот же переход.
Иду. Улыбаюсь своим мыслям.
Стоит у стены всё то же дитя природы. Но, рядом два в милицейской форме и форменных фуражках.
- Так, паспорта нет, личность не установить, бродяга - хиппарь.
Пройдёмте в отделение!
Я приостанавливаюсь, снимаю наушники.
- Дяденьки, у нас не 1995-й год, паспорт таскать не обязательно. Я читал закон о милиции!
Дяденьки перестают шмонать хиппи.
- А ну ка умник, что у тебя в карманах?
Я достаю паспорт и студенческий билет.
Рыжий милиционер пристально изучает сначала студак, потом паспорт.
- Так ты студент - юрист! В жопе анархист! А ну канай отсюда! Поборник справедливости понимаишь!
Берёт под козырёк и отдаёт документы.
- Иди, иди! Иди, пока я добрый!
Второй милиционер между тем морщится и чешет свою шею.
Я забираю свои вещи и медленно иду дальше своей дорогой.
Слышу за спиной диалог.
- Борь, мож, ну его нафиг? Порядок на сегодня поддержали. Можно по домам.У этого чудика всё равно денег кот наплакал.
- Вась, ты чё? Студента - ботаника испужался? Ему ж пофиг, он "уши" одел и всё зашибись!
- Может, на пивко мелочишку возьмём у хиппана и отпустим?
- Ну, если только так.

Парняга - музыкант легко отделался.

Категория: 

Поделиться: 

Комментарии