История толкования сновидений

Считается даже, что сновидение способствовали проявлению у перволюдей архаического периода, первых религиозных верований и идей о существовании души и потустороннего мира. Для первобытного человека сновидения были сакральным, мистическим проявлением высших, неземных сил. Первобытные народы полагали, что душа спящего человека выходит из тела и путешествует, видит и общается, запоминает и сохраняет. Эти путешествия и приключения как раз и являются сновидениями. Именно поэтому существовал запрет будить спящего; ведь душа отсутствует и может не успеть возвратиться в тело, и человек, проснувшись без души, заболеет и умрёт.

Первые письменные упоминания традиции толкования сновидений относятся к древнему Вавилонскому царству. В самой известной и священной книге на земле - Библии существует упоминание снотолкователей, называя их халдеями (то есть вавилонянами). Еще до заката вавилонской цивилизации слово "халдей" означало "сногадатель". Одновременно с этим традиция толкования сновидений широко развивалась в странах Востока, в частности в древнем Китае, Индии.

Возможно, что треугольник Индия - Персия - Китай стал прародителем современной традиции толкования сновидений, которая через Ассирийское царство попала в древний Египет и была адаптирована жрецами бога Солнца - Ра для своих мистерий. Случалось, что сновидения фараонов давали повод к возникновению нового религиозного культа. Так культ Сераписа в Александрии был установлен в связи с пророческим сновидением Птолемея Сотера. В Библии приводится пример толкования сновидения фараона о семи тучных и семи тощих коровах праотцем Иосифом.
История толкования сновидений
В Библии также содержатся сведения о существовании у финикийцев и египтян обычая советоваться с гадателями снов, а также ночевать в храмах для получения вестей от божества.

В древней Спарте существовали особые храмы, где специально назначенные чиновники - эфоры - засыпали по определённому ритуалу, чтобы во сне получать указания свыше к решению трудных политических и других вопросов. В древней Элладе также существовал обряд инкубации - ритуального сна в храме для получения лечебного предписания. Для этих целей существовали храмы Асклепия - бога врачевания.

В мифах древней Греции сыновья Гипноса морфеи принимали различные формы, когда являлись в сновидениях и показывали будущее. Смысл и символику сновидений доверялось разгадывать лишь профессиональным толкователям и жрецам. Получение указаний во сне позволило считать, что спящий наделён даром ясновидения. Тогда же гадание по сновидениям получило название - ониромантика. Первый известный письменный сонник-толкователь выпустил грек из Далдиса, Артемидор во II-м веке н. э.

Древнегреческие Философы также достаточно внимания уделяли вопросам сновидений.

Демокрит полагал, что сновидения посещают сознание извне.

Платон (диалог "О любви") - что во сне выражаются низменные влечения.

Аристотель в трактатах "О сне" и "О вещих сновидениях" говорил, что сновидение не "язык богов" или "странствия души", а явления, вытекающие из сущности человеческого духа, и являют собой результат специфической деятельности мозга.

Диоген считал сновидения вообще бессмысленными и не имеющими значения.

Цицерон отрицал возможность божественного откровения во сне.

Лукреций Кар в поэме "О природе вещей" полагал, что сновидения в необычной форме воспроизводят те представления, которые переживались сновидцем в состоянии бодрствования, отражая повседневную жизнь.

Следующей страницей в изучении сновидений и процессов бессознательной деятельности человеческой психики записала Западная Европа XVII - XVIII веков, в работах Ж. Ламери и П. Кабанье о теории сновидений.

Г. Лейбниц обосновал научное понятие о бессознательном. Именно Лейбниц наряду с Ньютоном открыл дифференциальное и интегральное исчисление. Он же по-новому осмыслил элементы душевной жизни и их преобразование.

Лейбниц ввёл понятие о малых перцепциях (бессознательных восприятиях), объясняющих природу психических процессов по типу исчисления бесконечно малых величин. Фактически именно с Лейбница берёт начало философское учение о бессознательном.

Взаимное проникновение культур, а также всё более тесный контакт различных наций привели к тому, что различные в своё время источники информации стали накладываться, замещать близкие понятия, заимствовать недостающее и, как следствие, влиять друг на друга.

Эти процессы привели к тому, что сейчас уже нет чисто восточных или чисто европейских толкователей сновидений. Все современные толкователи - это как правило более или менее удачная компиляция основных понятий и их значений. Развитие научного взгляда на вопрос толкования привело в свою очередь к появлению "нового" отношения к толкованию сновидений, каким является психоанализ З. Фрейда и его последователей. Причём в каждой разновидности психоанализа будь то направление А. Адлера, К.Г. Юнга, гельштат-психология или других, применяется свой оригинальный понятийный аппарат толкования в зависимости от теоретических представлений и обоснований каждой школы психоанализа.

Все крупные психологические системы можно подразделить на два направления — «субстратное» и «смысловое».

Последователи первого направления видят в сновидении лишь хаотическую игру обрывков дневных впечатлений.

Последователи второго полагают, что сновидение несет в себе некоторое послание, содержит в себе смысл. Тут ярче всего выделяются три системы — психоаналитическая, юнгианская и онтопсихологическая. О них и пойдет речь подробнее.

Психоанализ
«Толкование сновидений» (1900) сейчас считают одной из главных работ Зигмунда Фрейда. Успех ее был столь велик, что она выдержала девять прижизненных изданий. В ней З.Фрейд не только изложил основные принципы толкования сновидений, их классификацию и механизмы формирования, но и впервые раскрыл природу эдипова комплекса, ставшего «визитной карточкой» психоанализа.

И хотя сейчас в современном психоанализе не сновидения считают стражами сна (как считал Фрейд), а, наоборот, сон — стражем сновидения (Wolman, 1979), основные принципы толкования сновидения, предложенные Фрейдом, остаются в психоанализе незыблемыми и по сей день.

Во-первых, это различение явного содержания сновидения (того, которое мы видим и рассказываем по пробуждении) и скрытых мыслей в сновидении (до которых нужно дойти путем анализа).

Во-вторых, это «работа сновидения», которая и создает явное содержание сновидений. Для Фрейда работа сновидения — это специфическая форма мышления, более древняя, чем понятийно-логическое мышление. «Работа сновидения» включает в себя ряд особых действий:

сгущение — создание образа путем соединения или наложения друг на друга различных образов. «Особенно охотно работа сновидения соединяет в одной комбинации два противоречащих друг другу представления», — пишет Фрейд в лекциях, посвященных толкованию сновидений. Но могут соединяться и похожие представления за счет своей похожести. Например, Вам снится знакомый, но у него имя как у Вашего брата. Поскольку и у того, и у другого похожие усы, работа сновидения соединила два представления в одно для «экономии» места, времени и энергии. Но подобное объединение будет сделано, только если в нем есть какая-то необходимость. Ее-то и важно понять.

· передвигание (смещение) — его работа сновидения производит, смещая ценностные акценты, чтобы «замести следы». Мы тоже часто так делаем, когда, например, встречая любимого нами человека в компании, улыбаемся кому угодно, только не ему. Поэтому чем запутаннее сновидение, тем сильнее в нем «поработало» перемещение.

· драматизация — представление идей, мыслей в образной и сценической форме. Например, мысль «не хочу идти на работу» может развернуться в маленький спектакль или в длинный сериал.

· вторичная обработка — это уже «редакторская правка» сновидения нашим сознанием по пробуждении, когда мы достраиваем логические и причинно-следственные связи, сглаживаем нелепости, домысливаем и делаем более «приглядным» явное содержание сновидения. Что только еще больше его запутывает.

В-третьих, анализ сновидения — это деятельность, обратная «работе сновидения». Если «работа сновидения» из неявных мыслей делает явные, но запутанные образы, то толкование, наоборот, расшифровывает их и приходит к скрытым за ними мыслям, которые оказываются мыслями, обслуживающими наши заветные (и запретные) желания или конфликт желаний.

Поэтому все сновидения по степени участия в них «работы сновидения» и цезуры были поделены Фрейдом на две основные группы:

· сновидения без цензуры — чаще всего это детские сны, где дневное желание ребенка предстает в неприкрытой форме (например, ребенку снится, что его взяли в цирк) или сны взрослых, в которых они испытывают сильное, но не запретное желание (например, жажда может привести к сновидению, в котором сновидец купается в бассейне и пьет прохладительные напитки)

· сновидения, искаженные цензурой, — это уже сны, в которых желание не может показать себя «как оно есть», а прячется за разными искажениями. Причем страшные сны, по Фрейду, это сны, в которых цензура не справляется с запретными желаниями (то есть «работе сновидения» не удается как следует их завуалировать) и поэтому прибегает к последнему средству — страху, чтобы отвратить сновидца от «запретного плода».

Толкование сновидений в психоанализе является комплексным действом, включающим анализ (разложение сновидения на элементы, фрагменты) и синтез (выстраивание свободных ассоциаций к каждому фрагменту, чтобы обойти цензуру и докопаться до скрытых мыслей и желаний

Аналитическая психология
Психика по большей части состоит из образов.
К.Г.Юнг
Если в психоанализе толкование сновидений считается via regia — «царской дорогой», то в аналитической психологии ему отводится почетное, но не самое главное место. Толкование сновидений оказывается одним из способов «общения»с образами, в облике которых предстают психические комплексы. А добраться до этих образов можно разными путями. Вот основные:

· активное воображение: направленное и свободное (когда образы описываются словами, оставаясь во «внутреннем плане»переживающего их человека),

· экспрессивные техники (когда образы воплощаются в пластический материал: игра «в песочек», рисование, лепка и т.п.),

· ассоциирование и амплификация (например, обращение к любимой сказке детства — прием, введенный Х.Дикманном),

· толкование сновидений.
Подобно тому, как в основу психоаналитического способа интерпретации сновидений положено представление об «устройстве» психики человека, в аналитической (глубинной) психологии имеется своя «карта местности» внутреннего мира человека. Это уже не Сверх-Я (система норм и ценностей), Оно (влечения) и Я, а иерархия психических автономных комплексов (составляющих личное бессознательное человека) и архетипов (коллективное, то есть «родовое», бессознательное).

Поэтому при толковании сновидений (как и при толковании любого образного материала) учитываются три главных «уровня» психики:

· личностный (все то, что сам сновидец думает и чувствует по поводу фрагментов сновидений и сна в целом). На этом уровне решается, относится ли увиденный персонаж к внешнему окружению (объективный аспект сновидения) или этот персонаж представляет собой некую психическую силу самого сновидца (субъективный аспект сновидения);

· культуральный (это система представлений и отношений, которые навязаны сновидцу тем обществом, в котором он живет, например, представление о левостороннем или правостороннем дорожном движении);

· архетипический (это уровень представлений, который человек несет в себе как существо, принадлежащее к определенному роду живых существ). Тут на первое место выходят мифологические и сказочные персонажи и ситуации. Выявление материала с этого уровня психики, как правило, связано с очень сильными эмоциями и ощущением того, что происходит что-то предельно важное и значимое.

При толковании сновидений каждый раз решается индивидуально, какой именно уровень и какой аспект был затронут в сновидении. В зависимости от этого выстраивается понимание актуальной ситуации сновидца (например, выясняется, на что сновидение ориентировано больше — на прошлое, будущее или настоящее и т.д.).

Онтопсихология
Онтопсихологическая интерпретация построена на противопоставлении двух внутренних «голосов» (инстанций) в психике человека.

С одной стороны, это голос вашей предельно позитивной психической инстанции — сущности (Ин-се).

С другой стороны, это искажающие голос Ин-се негативные влияния усвоенных в ходе жизни социальных стереотипов, норм и правил (монитор отклонения).

Эта оппозиция позитивности и негативности зашифрована как в самих образах сновидения, так и в их соотношениях.

Однозначность интерпретации образов онтотерапевтом определена теми значениями, которые указаны в одной из важнейших публикаций основоположника онтопсихологии — итальянского психолога и психотерапевта Антонио Менегетти (Мир образов.Екатеринбург: Cricket, 1997. — 192 c.).

Тем не менее эта однозначность толкования сочетается в онтотерапии с предоставлением человеку ответственности и полной свободы выбора. Озвучив голос вашего Ин-се и показав вам ваши ошибки как следствия влияний вашего монитора отклонения, онтотерапевт каждый раз оставляет вас в ситуации внутреннего (и, как правило, весьма непростого) выбора.

Гештальт-психология
«Сложнее всего признать, что любая часть сновидения

есть сам сновидящий...»
Роберт Марморштейн
Эти слова можно назвать «золотым правилом» гештальт-интерпретации. Любой персонаж сна — это Вы, любой элемент сна — это Вы. Вы можете быть цветком у дороги, дорогой, машиной и педалью газа. Более того, они и есть Вы.

Все это множество персонажей условно называют «субличностями». И хотя мне это название не очень нравится, оно хорошо прижилось не только в гештальт-психологии, но и за ее пределами. Субличность — это некоторая чувственная форма (образ), голос, которым она может говорить или не говорить, эмоции и даже некоторая «жизненная позиция». Поэтому если Ваша субличность в образе Вашего башмака послала Вас к черту, Вам придется с этим считаться!

Таким образом, гештальт-психология при толковании сновидений пользуется двумя главными максимами: все может быть субличностью, и все может быть соотнесено как фигура и фон. В этм смысле если в Вашем сне синее небо сначала оценивается как фон для выделенной фигуры — дерева, то потом Вы можете сменить «фокус зрения» и небо будет фигурой, а дерево — фоном.

Единственное «но» в этой «картине мира», как сказал бы, пожалуй, Ж.-П.Сартр, на которого любят ссылаться психологи-экзистенциалисты, это «перенаселенность существованиями». Однако, если пользоваться «бритвой Оккама» и не умножать сущности без необходимости, то метод озвучивания и разыгрывания субличностей может быть весьма продуктивен. Если, конечно, придерживаться демократических принципов правления в своей душевной жизни и позволять высказываться любому, кто этого пожелает.

В заключении хотелось бы отметить, что, как в древности толкование сновидений было уделом избранных и подготовленных жрецов и мудрецов, так и в психоанализе требуется подготовка и знание основ медицины, психологии на профессиональном уровне. Тем не менее знание пусть небольшой части в вопросе толкования сновидений и процессах деятельности бессознательного не помешают желающим разобраться самостоятельно в том, что происходит в их психике.

Ключевые слова: 

Поделиться: