Свежий ветер. (Окончание главы)

Аватар пользователя Олег Наум

По - тихонечку, по -маленечку. Пишем.
Окончание главы.
Следующая запись будет либо на неделе, либо в выходные.

- Ну, вот как получается.
- Пойдёмте в расположение. Поздно уже..
- Надо извозчика найти.
- Да, путь, где нас расквартировали, не близкий. Да и конки в Москве отменили в 1912 году. Это не Петроград.
- Да, пойдём, поищем извозчика. У меня керенки за подкладкой есть.
- Пойдём те Александр Николаевич. Вы помните куда нам?
- Помню, бывший доходный дом на Сивцевом вражке.
 
Нашли извозчика. Это был крепко сбитый мужик с окладистой рыжей бородой.
Мужик перекрестился и пособолезновал нашим друзьям.
Он знал, что хоронили защитников старого режима. Большевиков хоронили ранее, 10 ноября.
Сговорились о сумме за перевозку.
Мужик представился.
- Меня Пахом зовут!
- Александр Николаевич, можно просто Александр. Сейчас господ нет и отчеств тоже нет.
- А я Кондратюк. Будем знакомы.
Пахом взмахнул поводьями.
- Но, старушка, но!
Было холодно. Нагумович после похорон был сам не свой. Лицо его было землистого цвета. Губы сжаты в узкую полоску.
Кондратюк смолил новую папироску. Мужчины молчали.
- Вас к кому приписали. Кого уплотнили?
- К зубодёру одному,- подал голос Кондратюк.
Пахом хохотнул.
- Сивцев Вражек - хорошее место. И дом хорош. Принадлежал Никифорову Владимиру Николаевичу. Там  писатель один живёт Пастермак или Пастернак и один еврей злой. Он мне как – то зуб лечил. Сущий чорт!
- Вот – вот! Все они такие. Капиталисты!
Нагумович поёрзал на своём месте.
- А ваш товарищ молчит. Совсем знать замёрз.
- Нет, у него всех знакомых убили. В печали он.
- А! Понимаю! Там под сиденьем бутыль початая. Дайте ему.
Кондратюк пошарил под сиденьем. Изъял бутыль. Дал Нагумовичу.
Александр отпил. Закашлялся. Утёр губы рукавом шинели.
- Нормально. Мы живы и это здорово.
Пахом кивнул в знак согласия.
Доехали без приключений. На друзьях была военная форма. Народ после вооружённого восстания отходил от таких потрясений.
Комитет общественной безопасности Московской городской думы во главе с командующими Рудневым, Рябцевым и ДеБоде потерял около 240 человек.
Московский ревкомитет во главе с Усиевичем, Пече и Ведерниковым около 300 человек.
И те и другие в большинстве своём русские.
Власть в городе захватили большевики.
Друзья простились с Пахомом и посоветовали ему по ночам не скитаться и заночевать в дворницкой.
Пахом сказал, что будет осторожным и побережётся.
Соседи по квартире встретили наших друзей приветливо, чаем и баранками.
 
В ноябре 1917 года Красная площадь в Москве стала некрополем. В те скорбные дни у кремлевской стены были похоронены останки 238 рабочих и солдат, погибших за власть Советов в ожесточенных боях на улицах города в первые дни после октябрьской революции. На Красной площади к этому времени уже были вырыты две огромные братские могилы: одна - от Никольских ворот до Сенатской башни, вторая - от Сенатской башни почти до Спасских ворот. 200 с лишнем гробов под траурные марши и пение «Вы жертвою пали» укладывали в ямы более 5 часов подряд. Среди групп, прибывающих на Красную площадь с гробами, была делегация и Дорогомиловского района Москвы.
II съезд Советов одобрил действия большевиков. Председателем Исполкома Советов стал большевик Л.Б. Каменев, вскоре замененный Я.М. Свердловым. Правительство (Совет Народных Комиссаров) возглавил лидер большевиков В.И. Ленин. Съезд горячо поддержал два большевистских декрета: о земле и мире. В сущности своей Московская бойня была кошмарным кровавым избиением младенцев. С одной стороны — юноши красногвардейцы, не умеющие держать ружья в руках, и солдаты, почти не отдающие себе отчёта — кого ради они идут на смерть, чего ради убивают? С другой — ничтожная количественно кучка юнкеров, мужественно исполняющих свой «долг», как это было внушено им.
 
Нагумович допил свой чай, когда уже все жильцы квартиры спали. Затушил окурок папиросы в блюдце на столе и пошёл спать. 
 

Категория: 

Поделиться: 

Комментарии